Звезда и смерть Владислава Жмелькова

15 августа 2014 исполнилось 100 лет со дня рождения Владислава Николаевича Жмелькова. К сожалению, это событие осталось незамеченным нашей спортивной общественностью, при том, что Владислав Жмельков был личностью незаурядной – прекрасным вратарём, отважным воином и человеком с непростым характером и сложной судьбой. Жмельков остаётся единственным отечественным футболистом, признававшимся лучшим спортсменом страны. Он мог и должен был войти в пантеон самых выдающихся советских и российских мастеров футбола, но, как видим, в компании великих места Владиславу Николаевичу не нашлось. Во многом и благодаря самому спортсмену.

Дело в том, что карьера этого блестящего вратаря оказалась недолгой и весьма скомканной в результате многих причин. Он поздно пришёл в большой футбол, точнее ворвался в него, провёл два превосходных сезона, а потом снова был призван в армию –  второй раз в мирное время. Вскоре грянула Великая Отечественная война , которую Жмельков, в отличие от большинства наших футболистов тех лет, прошёл с первого до последнего дня. После войны Владислав Николаевич вернулся в большой футбол, но четыре года фронта, тяжёлое ранение, возраст и некоторые черты характера дали знать. Это был уже не тот Жмельков. Он играл ещё несколько лет, но при этом оказался на периферии. Закончив играть, так и нашёл себя в жизни, которая оказалась обидно короткой. Владислав Жмельков трагически погиб в 53 года.

Видеозаписей с игрой Жмелькова не сохранилось, только редкие фотографии, где высокий, светловолосый парень в кепке бросается за мячом. Поэтому об игре Владислава Николаевича мы можем судить только по рассказам тех, кому довелось видеть её. А их осталось очень немного. К тому же многие воспоминания об одном из ярчайших представителей отечественной вратарской школы обросли разными слухами и небылицами. Впрочем, Владислав Жмельков ещё при жизни стал личностью легендарной.

Начало

Возможно, Владиславу была уготована несколько иная судьба. Его отец до революции служил главным инженером завода в подмосковных Подлипках. Семья была весьма зажиточной, у маленького Владика имелась гувернантка, а их дом в Леонидовке обозначался на старых картах, как имение Жмельковых. Октябрьская революция внесла свои коррективы, и в середине тридцатых выходец из аристократической семьи работал слесарем-револьверщиком. Рано женился на своей соседки Клавдии. С юных лет Владислав любил футбол, защищал ворота заводской команды и считался местной знаменитостью. Осенью 1936 года Жмелькова призвали в ряды Красной армии, и вскоре он оказался в смоленском Доме Красной Армии, где  служил и играл в футбол.

Команда ДКА играла весьма неплохо. Армейский коллектив, ворота которого защищал Владислав, претендовал на выход в класс А . В Кубке СССР ДКА был выбит из розыгрыша киевским "Динамо" на старте турнира. Киевляне забили в ворота армейцев три безответных мяча, но Владислав спас смолян от куда больших неприятностей. После этой игры Жмельков получил известность в футбольных кругах.

Но уже осенью ДКА (Смоленск) был расформирован. Руководство Дома Красной Армии оказалось близко к опальному маршалу Михаилу Тухачевскому и проходило вместе с ним по делу. Футбольная же команда была распущена. Жмельков  вернулся в родные Подлипки, на завод и снова стал защищать ворота заводской команды "Зенит".

Вот на этом моменте стоит остановиться. Владислав был демобилизован из Красной армии на месяц раньше (срок службы тогда составлял один год). Существует версия, что Жмелькова ещё тогда звали в спешно укрепляющийся ЦДКА, но вратарь отказался. Армейские спортивные деятели не стали активно настаивать и дали ему вольную, приготовив футболисту ловушку в виде недослуженного месяца. Вряд ли со стороны ЦДКА возможно было подобное иезуитство, скорее всего Жмелькова просто демобилизовали за ненадобностью – ДКА ведь больше не было. Но тот недостающий месяц ещё внесёт свои коррективы в биографию вратаря.Ещё одна легенда – появление Жмелькова в "Спартаке". "Каноническая версия", которой придерживался сам Николай Петрович Старостин, гласит следующее. На южных сборах осенью тридцать седьмого "Спартак" играл с подмосковным "Зенитом". "Красно-белые" выиграли 3:0, но игра вратаря соперников произвела неизгладимое впечатление на руководство москвичей и Николая Петровича. Вот только фамилию героя Старостин запамятовал. Вскоре "Спартак" остался без вратарей – Анатолия Акимова забрали служить в "Динамо", а возрастной Иван Рыжов решил  найти команду попроще. В помощь новичкам Сергею Квасникову и Александру Головкину вызвали вратаря из Подлипок. Тот приехал, но это был не Жмельков, а другой  голкипер, которого тот час же отправили восвояси. И лишь за несколько дней до старта чемпионата Рыжов привёл в свою бывшую команду того самого героя.

Красивая легенда, но в жизни было несколько прозаичнее. Вряд ли заводская команда могла проводить сборы на Чёрном море, скорее всего, товарищеский матч со "Спартаком" мог состояться в Подмосковье, тем более от спартаковской Тарасовки до пригорода Мытищ Подлипок рукой подать. И вряд ли Николай Старостин с его феноменальной памятью мог забыть фамилию столь приглянувшегося вратаря. А то, что  появлению Жмелькова в "Спартаке" мог содействовать Иван Рыжов – вполне достоверно. Равно, как могли приложить руку приятель Владислава по ДКА защитник Василий Соколов или новый вратарь "красно-белых" Александр Головкин, чьим преемником в Смоленске был именно Жмельков.

Дебют Владислава в воротах "Спартака" пришёлся на контрольный матч с "Локомотивом", прошедший в Тарасовке. Местные мальчишки, среди которых был и известный в последствии спортивный журналист и писатель Леонид Горянов, знали в лицо всех участников встречи, кроме одного – спартаковского вратаря.

Вот как описывает  ту встречу сам Леонид Горянов. "Игра была весенняя, сумбурная. "Спартак" играл без души, а железнодорожники играли азартно. Они часто атаковали, били по воротам, но Жмельков брал все мячи. Причём поразило нас не то, что он их брал, а как он их брал. Молодой спартаковский вратарь играл так легко, так изящно, так красиво, что публика пришла в неописуемый восторг и на руках вынесла новичка с поля".

Но до дебюта в официальных матчах дело дошло не сразу.  Опять же неизвестно, правда это или красивая сказка, но после одной из тренировок Владислав поспорил со штатным пенальтистом "Спартака" Георгием Глазковым, что отобьёт все удары.  По ходу пари условия менялись – после каждой неудачной попытки Глазков переносил мяч вперёд на метр.  Удар с пяти метров Жмельков тоже отбил, но ценой поломанного пальца.

Дебют

Пока Владислав лечил столь нелепо повреждённую руку, его напарники не радовали. Лучшие годы первого чемпиона СССР в составе "Динамо" Сергея Квасникова остались позади, а Александр Головкин оказался психологически не готов к матчам в группе А. Вот и в домашней игре с ленинградским "Динамо" Головкин пропустил в первые сорок пять минут три необязательных мяча. На второй  тайм вышел Владислав Жмельков. И пропустил после первого же удара.

Снова обратимся к "Повести о вратарях" Леонида Горянова. "Но разгрома не получилось. Жмельков играл блестяще. Он совершал такие головоломные прыжки, доставал такие мяч, что люди прямо диву дивились. Все встали на трибунах, все, убаюканные скучной монотонной игрой "Спартака", вдруг оживились, заволновались. "Забьют они ему? Как думаете, пропустит" – то и дело слышалось на трибунах.

"Вчера на стадион "Динамо", писал Вадим Синявский, мы увидели такой высокий класс игры вратаря, какого уже не видели давно. Можно лишь поздравить "Спартак" с появлением такого талантливого игрока".

Владислав Жмельков, вчерашний слесарь и красноармеец, стал основным вратарём популярнейшей столичной команды. И "Спартак", неважно начавший сезон, вдруг заиграл так, что в итоге выиграл  первенство страны и Кубок. "Безошибочность – вот одно удивительное вратарское качество, которое продемонстрировал Владислав Жмельков. Конечно, и он пропускал мячи, но не было в ту пору забитого в спартаковские ворота ни одного гола, в котором бы кто мог обвинить Жмелькова.  Ещё более сильным и поныне удивляющим всех, кто знал его, отличием была исключительная, превзойдённая реакция. Казалось, ещё до удара он знал, куда пойдёт мяч и смело бросался ему навстречу", - писал Леонид Горянов.

О непробиваемом спартаковском вратаре стали слагать легенды, причём самые невероятные. Но феноменальная реакция Жмелькова –  не легенда. Из двенадцати пенальти, назначенных в ворота "Спартака" в 1938 и 1939 годах, Владислав отбил одиннадцать. Мог взять и двенадцатый, даже коснулся мяча травмированной рукой, но помешать взятию ворот не смог. Впрочем, тот матч "Спартак" всё равно выиграл.

Владислав Николаевич очень любил фильм "Вратарь", снятый Семёном Тимошенко по повести Льва Кассиля "Вратарь республики". Ещё в армии он впервые увидел картину и старался не пропускать её в кинотеатрах. Жмельков хотел стать таким же как Антон Кандидов и стал им – самородок, за короткий срок выросший в героя футбольных полей. Но подходил к концу срок службы Анатолия Акимова, который и был прототипом книжно-киношного Кандидова. Анатолий Михайлович намеревался вернуться в "Спартак". Как уживутся в одних воротах два вратаря?

Ужились. Более того, стали хорошими друзьями. Акимов и Жмельков играли попеременно, и эта ротация шла на пользу "Спартаку", снова сделавшему золотой дубль. Популярность Жмелькова достигла пика. В 1939 году читатели газеты "Красный спорт" признали спартаковца лучшим спортсменом страны. При том что  среди соискателей этого очень почётного титула было немало выдающихся спортсменов  - например, боксёр Николай Королёв или шахматист Михаил Ботвинник. Советский Союз переживал спортивный бум, и Владислав Жмельков победил в опросе, в котором участвовали миллионы. Победил первым и пока последним из футболистов.

spartak_wow (3).jpg

Игра Жмелькова не оставила равнодушной и соперников "Спартака". Его захотели видеть в ЦДКА. Пригласили по-хорошему, Владислав отказался. Затем подняли архивы и выяснили, что в  тридцать седьмом он не дослужил целый месяц. Лучшего спортсмена страны обвинили чуть ли в дезертирстве. В суровое предвоенное время. Пришлось идти служить вновь. Не дослуживать этот несчастный месяц, а начинать всё сначала. Срок воинской службы в сороковом году составлял уже два года.

"Служить буду, играть за ЦДКА – нет", - заявил Владислав Николаевич и отправился в Забайкалье, в армейскую часть. Одну встречу в воротах ЦДКА он всё же сыграл, и то -  по личной просьбе армейского голкипера Владимира Никанорова.

Война

Весной сорок первого года часть, в которой служил Жмельков, перевели на Украину. А вскоре грянула Великая Отечественная война. Большинство футболистов тех лет были либо эвакуированы, либо несли службу в тыловых частях, мало кто сражался на фронте. Жмельков же был на передовой без малого четыре года, причём воевал  в разведроте.  Сотни раз  ходил за линию фронта, брал "языков". Знание городов, полученное в бытность футболистом, помогли полковому разведчику старшине Жмелькову ориентироваться в них. Ходили слухи, что однажды пригодились и вратарские навыки, - Владислав поймал на лету немецкую гранату и вернул её в неприятельский окоп.  Подтвердить или опровергнуть эту легенду нельзя – сам Владислав Николаевич не любил вспоминать свои военные подвиги. А их было немало. В ноябре 1943 года старшина Жмельков был одним из тех, кто поднял красное знамя над освобождённым Киевом. Весной 45-го, уже на подступах к Берлину он получил тяжёлое ранение в бедро. Мог демобилизоваться, но едва залечившись, вернулся на фронт. В госпитале Жмельков получил письмо от своего давнего приятеля Василия Соколова, предлагавшего вернуться в "Спартак". Война шла к концу, и в сорок пятом возобновлялся футбольный чемпионат.

"Дорогой мой Вася, я солдат. И пока идёт война, останусь солдатом. Я мечтаю о том, чтобы скорее вернуться в строй и вместе со всеми ворваться в Берлин и водрузить над ним знамя нашей Победы. Сейчас нет большего желания, чем это. Нет роднее и радостнее этой мечты", - ответил Владислав.

Он вернулся в строй и встретил победу в поверженном Берлине. Сркди тех, кто расписался на рейхстаге был и вратарь "Спартака" гвардии старшина, кавалер ордена Славы Владислав Жмельков. Фронтовой корреспондент Лонид Горянов застал Жмелькова в мае сорок пятого в Германии.  Так  Леонид Борисович познакомился с тем, чьей игрой он был очарован в детстве.  И снова смог увидеть легендарного вратаря в деле. В Берлине состоялся турнир между сборными союзников. Во французской и английской командах были весьма приличные мастера, даже и профессионалы. Но победу в соревнованиях одержали наши воины. Ворота советской команды защищал Владислав Жмельков, пропустивший всего один мяч. Знавшие толк в футболе англичане были в восторге от игры вратаря, сменившего гимнастёрку на спортивную форму.

Возвращение

Демобилизовавшись, Владислав Николаевич вернулся в свой любимый "Спартак", где ему довелось делить место в воротах с повзрослевшим Алексеем Леонтьевым. Увы, возвращение триумфальным не оказалось. Некогда безупречный Жмельков стал допускать ошибки. Сказывались и возраст, и перерыв в карьере, и боевые ранения и… То, что было привычкой, стало постепенно становиться пороком, а то и болезнью. Николая Старостина рядом не было, в трудную минуту никто не поддержал. После провального матча с "Торпедо", пропустивший шесть мячей Жмельков хлопнул дверью и покинул "Спартак". Ушёл, как его кумир Кандидов из "Гидраэра". С той лишь разницей, что в "Спартак" Владислав больше не вернулся. Даже на базу в Тарасовке не заглядывал, даром что жил по соседству.

Владислав Жмельков ушёл в другой "Спартак" – тбилисский, где играл, именно играл, а не доигрывал на протяжении нескольких лет. Помог спартаковцам пробиться в класс А, чем заслужил любовь тбилисской публики. Однажды вратарь потерял паспорт. "Не волнуйся, Владик, всё сделаем", - пообещали грузинские товарищи и не обманули. Только  немножко напутали с именем – посчитали, что Владик это сокращённо от Владимир, а не от Владислав. Так до конца своих дней Жмельков жил не под своим именем. И на могиле у него написано Жмельков, Владимир Николаевич.

После тбилисского "Спартака" Владислав поиграл пару лет в Кишинёве, после чего завершил выступления – тридцать семь лет, здоровье не то. Хотел стать тренером, неоднократно предпринимал попытки, но не получилось.

Леонид Горянов посвятил Владиславу Жмелькову главу своей книги "Повесть о вратарях" и назвал её – "с хорошим началом и плохим концом".  Вот как писал Леонид Борисович в конце повествования, вышедшего в свет в 1965 году. "Совсем недавно я показал этот очерк одному из старых друзей Жмелькова. "Да, это был прекрасный вратарь. Просто прекрасный. Всё в материале правда. Да только… - мой собеседник замялся и выразительно щёлкнул себя пальцем по подбородку". Что ж это действительно так. Он мог бы играть ещё очень долго, мог бы стать хорошим тренером, воспитателем таких же великолепных вратарей, каким был сам. Но не стал. Пусть об этом прочтёт читатель. Пусть узнает, что жизнь не прощает ни одного неверного шага не только ставшему на ноги юноше, ни человеку, отмеченному славой".

Конец  оказался хуже, чем у Горянова. Жмельков не смог справиться с болезнью. Хотя несколько раз пытался избавиться от алкогольной зависимости. Но потом срывался. Когда не было денег, в ход шли награды – спортивные, боевые. Доводилось слышать, что  Владислав Николаевич успел прочитать книгу своего старого знакомого. Сначала обиделся, а потом понял, что обижаться нужно на самого себя. Говорят, он хотел встретиться с Леонидом Борисовичем, постараться наконец-то завязать, снова попробовать себя в роли тренера. Не получилось.

Владислав Жмельков погиб летом 1968 года, когда возвращался из Москвы на электричке. Тело легендарного вратаря с ножевыми ранениями нашли возле железнодорожного полотна. Владислав Николаевич не доехал до дома одну остановку.

Источник: http://footballreview.ru

Вернуться к списку

СПАРТАК ведёт своё начало от физкультурных кружков, возникших в 1925—1926 при артелях промышленной кооперации.

Случайное фото
Спортсмены СПАРТАКА

programma-1.jpg